01:43 

Подарок для Вег

Уолдо
Игра на фортепьяно привлекает тем, что не нужно таскать с собой саксофон ©
Wegener, с Днем Рождения тебя, дорогая! Желаю, чтобы все вокруг активно гладили твои кинки и мотивировали гладить их самостоятельно! И в фандоме, и в жизни, и в финансах)))

Название: Хозяева и рабы
Автор: Уолдо
Фандом: The Walking Dead
Тип: слеш
Пейринг: Рик/Дэрил
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: БДСМ
Саммари: Что было бы, если бы Дэрил все-таки ответил Нигану "Я - Ниган", и к чему бы это привело

Рик окинул взглядом игровую, проверяя, все ли на месте, и с сожалением отложил в сторону флоггер. Дэрил вполне ясно дал понять, чего он хотел от сегодняшней сессии. И порки в этом списке не было.
Хотя Рик любил ее больше всего прочего — бондажа, петплея и непосредственно секса. Было что-то неестественно-манящее в том, как наливалась краснотой кожа Дэрила. Как выделялись на ней все больше с каждым ударом застарелые шрамы, приобретая тот особенный оттенок мерцающего розового, который словно поворачивал время вспять. В те дни, когда они еще могли бороться, когда их жизнь не напоминала театр абсурда.
И все же... сегодня придется обойтись без этого. Слишком долгим выдался перерыв после предыдущей сессии, и Дэрил легко мог взбрыкнуть, навредив в итоге самому себе. Такое уже было раньше, когда они попробовали ошейник. После Рик долго отказывался вообще заходить в игровую, преследуемый образом задыхающегося, бьющегося в агонии Дэрила. Который в итоге проявил свое ослиное упрямство и заставил перешагнуть ненавистный порог. А спустя несколько сессий стало легче. Отпустило, отодвинулось в тень, став лишь напоминанием о том, что нужно быть внимательнее, нужно тестировать все на других. Каждую секунду помнить о том, для кого это все придумано.
И Рик помнил.
С утра он занимался подготовкой, проверяя и смазывая цепи, размягчая края наручей, чтобы те не впивались в кожу, вымыл пробку. Осталось только закончить с самим собой. Благо времени оставалось достаточно.
Встав центре игровой спиной к двери, Рик закрыл глаза и впервые за долгое время позволил пружине внутри разжаться. Виток за витком, сквозь туман новых воспоминаний и приказов. Лори, Карл, Джудит. Мишонн, Кэрол, Розита. Гленн, Абрахам, Иезекииль. Кольт, значок, Шейн. Вудберри, тюрьма, Атланта. Кровь, крики, боль. Взгляды, хрипы, мольбы. Ненависть, любовь, сила.
Довольно странный способ медитации, но спустя десять минут Рик был готов к сессии. И теперь он ждал второго ее участника.
- Гребанный Дуайт! - Дэрил ворвался в игровую, со всей силы хлопнув дверью. Словно имел на это право. - В следующий раз я ему яйца оторву и пришпилю ко лбу зубочисткой!
Наверняка Дуайт совершил что-то крайне глупое, если вызвал такой всплеск гнева. Но все дело было в том, что сейчас ему было не место в игровой. Ни в разговорах, ни в мыслях. И Дэрил, позабыв об этом, вел себя неподобающе. За что определенно заслуживал наказания. Позже.
Сейчас же нужно было показать нижнему его место. Напомнить, что миры по ту и по эту сторону двери существуют по разным правилам. Если там правила устанавливал сильнейший, то здесь их устанавливал Рик. А потому он не двигался, предпочитая дождаться, когда Дэрил закончит с матами метаться по комнате.
Спустя десять минут его терпение было вознаграждено.
- Эй, ты чего? - дыхание Дэрила выровнялось, теперь он неслышно приблизился к Рику и едва коснулся его плеча рукой.
- Раздевайся. Полностью.
- Эм... Ч-чего? Мы так не договаривались!
Кое-кто действительно забылся. Слишком долго они не входили вдвоем в эту комнату, и некоторые правила стерлись из памяти. То, что Рик некогда вбивал силой, потускнело и подернулось патиной. Нуждалось в обновлении.
Будь на месте Дэрила кто-то другой, в ход пошли бы слова и угрозы наказания. Но тут... Оба знали, что любой проступок понесет за собой ответственность. Однако дурное упрямство и стремление бороться до последнего превращали любую фразу в бессмысленный набор звуков. А потому приходилось пользоваться другими средствами общения.
Рик обернулся неторопливо. Так, чтобы встретиться с Дэрилом взглядами в последний момент. И уже не отпускать его.
Бить, принуждать к чему бы то ни было силой было бессмысленно. Равно как и пытаться оскорблять словами. Здесь действовал всегда только один метод — борьба воли, как у диких зверей. Лидером был не тот, кто сильнее, быстрее, чьи клыки острее. А тот, кто мог подчинить себе любого взглядом. Искусство, которым Дэрил так и не овладел в полной мере.
Поэтому сейчас он тщетно пытался сопротивляться. Прежде всего самому себе.
Он вспыхнул, словно спичка, когда почувствовал попытку подавить его превосходство. И в первый момент даже попятился, словно не в силах поверить в то, что кто-то рискнул встать против него. Однако быстро собрался с мыслями и, раздраженно тряхнув головой, оказал решительное сопротивление. Разве что не сопел и не бил копытом, как распаленный жеребец. Но давил взглядом в ответ, пытался указать Рику на его место, вернуть себе лидерство.
С этого они когда-то начинали. Дэрил приходил с просьбой, готовый на словах подчиняться собственным правилам, а потом переживал болезненную ломку, без которой не обходилась ни одна сессия. И если Рик был готов уступить и ограничиться сексом, то Дэрилу требовалось нечто большее. Всегда. Словно его потребность стоять на коленях перед верхним распирала его изнутри, затапливая мозг вязкой черной жижей до тех пор, пока не сводила с ума. Он становился раздражительным, готовым сорваться на всех и каждом. Особенно на тех, кто больше других зависел от него.
В те дни Рик отлеживался по два-три дня после каждой сессии — настолько выматывающими они были. Однако со временем привык, стал лучше понимать Дэрила, научился управлять им.
Поэтому сейчас он точно знал, что нужно и не нужно делать.
Молчать, смотреть, не двигаться. Занять свое пространство и ни в коме случае не отдавать ни миллиметра его Дэрилу. До тех пор, пока в его взгляде не появится то самое выражение, означающее начало.
Они могли бы так стоять часами, возможно, днями, если бы за пределами игровой не существовало других людей. Но их время было строго ограниченно, а потому за каждую проведенную в борьбе секунду оба расплачивались отнятыми мгновениями сессии.
К счастью, в этот раз Дэрил начал «тонуть» быстро. Рик придумал этот термин, позволяющий ему лучше контролировать состояние нижнего, для себя. И каждый раз тщетно пытался поймать момент первого надлома. Когда взгляд Дэрила терял жесткость, зрачки его слегка расширялись, разглаживались морщинки в уголках глаз. Следом расслаблялось лицо и тело. Всего несколько секунд, едва заметных в обычной жизни мгновений, и перед Риком вставал идеальный нижний. Полностью покорный и жаждущий исполнить хоть какой-нибудь приказ.
Теперь можно было начинать.
Рик, по-прежнему не отводя взгляда, приблизился к Дэрилу настолько, чтобы чувствовать запах его тела, но не касаться. Он смотрел на тонкие губы, обветренные, искусанные, способные извергать такие выражения, что даже у самых искушенных порой уши в трубочку сворачивались. Мощная шея, широкие плечи, сильные предплечья и удивительно изящные пальцы. Узкая талия, длинные сильные ноги, мощные бедра. Рик знал, ощущал каждым сантиметром кожи, что все это безраздельно принадлежит ему и что Дэрил готов подтвердить это стонами, жестами, взглядами.
Они были одного роста, но сейчас казаться выше не составляло проблем. Потому что он управлял всем в игровой, именно он приказывал и распоряжался. И наказывать здесь тоже мог только он.
Не удивительно, что Дэрил все же опустил глаза в пол и принялся быстро расстегивать ремень на брюках. Умница, вспомнил о приказе. Но все равно получит свое за задержку.
«Я обожаю твое тело, - как-то говорил ему Рик, поставив перед огромным зеркалом. - Как двигаются твои пальцы, когда я ласкаю тебя изнутри. Как напрягаются твои соски, когда я заполняю тебя. Как ты сжимаешь меня своими бедрами, словно не желаешь выпускать. Оно жадное, оно поглощает и засасывает меня, и оно подчиняется мне беспрекословно».
В тот раз они обошлись без каких-либо дополнительных приспособлений вообще. Однако сегодня план был другим.
- Ты пришел сюда добровольно, Дэрил? - этот вопрос Рик задавал всегда. Он составлял часть ритуала, позволяющего Дэрилу настроиться на роль нижнего. Первой «ступенькой», помогающей «тонуть» чуть медленнее. Так, чтобы можно было потом вытащить его обратно.
- Да, - ботинки, носки и брюки уже лежали кучей на полу.
- Ты знаешь, что сейчас произойдет? - жилетка соскользнула с плеч и упала рядом.
- Да, - негодник любил щеголять голым торсом на солнце. Его грудь, плечи, живот и спина покрывал золотистый загар, тогда как ниже пояса кожа была белой. Не похожей на снег или чистый лист бумаги, нет. Скорее оттенка слоновой кости. Как рукоятка одной из их любимых плетей, найденной и принесенной Иисусом в подарок два года назад. Было бы слаще, если бы можно было сравнить цвета и в области торса, но тогда бы пришлось пожертвовать возможностью любоваться полуголым Дэрилом в теплые дни.
- Ты желаешь этого? - пожалуй, сейчас был последний шанс для них остановиться и вернуться к обычной жизни. После — только сессия.
- Я желаю всего, чего желаете вы, мастер, - обнаженный Дэрил опустился на колени, садясь на пятки и сводя руки в замок за спиной. В последний момент он позволил себе прислониться головой к бедру верхнего и замер в этом положении, ожидая приказа.
- Твое стоп-слово? - говорить в полный голос теперь не было нужды. Достаточно лишь четно и внятно произносить слова, чтобы нижний мог разобрать их.
- Чероки, мастер.
Мягко отстранив Дэрила, Рик подошел к столу. Коснулся легко флоггера, той самой плети, задержался на секунду над зажимами для сосков, но все же взял то, что планировал изначально.
Широкие полоски черной кожи, обитые изнутри замшей. Замки, кольца, металлические заклепки — великолепное изобретение, способное выдержать вес взрослого мужчины. Удобные петли, позволяющие нижнему ухватиться за них, снимая нагрузку с запястий. Ведь они не хотели, чтобы все внимание сегодня было сконцентрировано на руках.
Рик неторопливо подошел к свисавшей с потолка цепи и закрепил на ней наручи. Сначала один, после — второй. Достаточно медленно, чтобы наблюдавший за ним исподлобья Дэрил смог сполна насладиться видом своего верхнего и предвкушением сессии.
- Подойди.
Сколько раз они были в этой комнате? Сто? Двести? За это время уже можно было бы научиться подчиняться любому, даже самому странному и непонятному приказу. Однако сейчас Дэрил помедлил, словно уговаривал самого себя послушаться и не противоречить. Хотя прекрасно знал, что все происходящее — для его же блага.
Равно как и то, что Рик наказывал его, если был вынужден повторять дважды. Всегда.
- Подойди. И вытяни руки.
За этими словами должно было последовать что-то. Пояснение, описание наказания или мягкий упрек. Но именно в этот момент Рик был крайне занят более важным делом.
Он беззастенчиво любовался своим нижним.
Отвел от его лица волосы, скользнул кончиками пальцев по щеке к губам. Заставил приподнять и чуть повернуть голову, открывая взгляду сильную шею. Ее хотелось вылизать, покрыть поцелуями, засосами и укусами. Окрасить кожу в багряно-фиолетовые цвета так, чтобы полностью скрыть медовое золото загара.
Но пока приходилось сдерживать свои желания, пока его нижний не дошел до самого дна.
Рик, стараясь дышать ровно и не выдавать своего возбуждения, взял Дэрила за руки и притянул к свисающим с цепи наручам. Однако не спешил застегивать ремни. Слишком велик был соблазн коснуться внутренней стороны запястий нижнего. Кожа там была тонкой-тонкой и настолько нежной, что, казалось, ее можно разорвать просто чуть сильнее надавив пальцами. Продираясь к бьющейся у самой поверхности вене.
Не удержавшись, Рик приник к правому запястью губами. Вскинул взгляд и увидел, что за это время Дэрил «утонул» еще на одну ступень.
Теперь из его взгляда исчез всякий намек на мысль, зрачки расширились, почти поглотив радужку, а дыхание, срывавшееся с приоткрытых губ, стало поверхностным. И такого нижнего не было нужны приковывать, связывать или пороть. Он сам был готов выполнить любой приказ еще до того, как он будет озвучен. Подчинялся уже одним только фактом своего существования.
А значит, был достаточно близок к самому «дну».
Быстро застегнув наручи, Рик отошел к стене, у которой был закреплен второй конец цепи. Было что-то волнующее в том, чтобы медленно тянуть на себя цепь, глядя на вытягивающееся тело нижнего. А потому он старался растянуть этот момент, наслаждаясь каждым вздохом Дэрила. Следил за тем, как проворачивались в плечах руки, сводились лопатки, втягивался живот, и продолжал. Ровно до того момента, пока Дэрил уже не мог коснуться пятками пола, даже до боли растянув мышцы ног.
В этой позе он был похож на распятого Христа.
С запрокинутой головой, держать которую прямо мешали руки, вынужденно прогнувшийся в спине, напряженный и... полностью открытый. Сейчас он уверенно опирался на носки, чуть расставив ноги, что позволяло любоваться красиво прорисованными мышцами бедер и ягодиц. Тени и блики от лампы словно ленты опутывали его, поднимаясь вверх, то расходясь, то сливаясь воедино.
Ему хотелось поклоняться, как Богу. И у этого Бога были свои представления о ритуалах.
Облизнувшись, Рик закрепил конец цепи и подошел к Дэрилу. Хотелось коснуться его, прижаться настолько тесно, насколько это возможно. Или еще больше. Вплавиться в его тело, стать его частью. Это желание горячило кровь и воображение, и Рик умышленно не позволял себе ничего, чтобы в конце получить все.
Он стоял так, чтобы из-за позы нижний не мог видеть его, но достаточно близко, чтобы тот мог ощущать присутствие своего верхнего. Тепло тела, дыхание, движения. Чтобы иметь возможность понаблюдать за реакцией Дэрила на голос.
- Ты знаешь, в чем была твоя ошибка?
- Да, мастер.
- И в чем же?
- Я медлил, когда выполнял ваши приказы, мастер.
Рик недовольно поморщился. Он рассчитывал на правильный ответ, а теперь придется наказывать нижнего еще и за эту ошибку. Взгляд невольно скользнул по манящей рукояти плети. Порка быстро вправляла мозги самым отчаянным бунтарям. Но отступить от сценария значило предать доверие Дэрила, а это того не стоило. Слишком плохо ему было без его собственного дерзкого реднека.
Рик запустил пальцы в волосы нижнего, заставляя его откинуть голову еще больше и приподнимаясь на носках. Так, чтобы можно было заглянуть ему в глаза.
- В чем была твоя ошибка сегодня, Дэрил? - он нарочно слегка повысил тон, выражая свое неудовольствие. Подстегивал мыслительные процессы нижнего хмурым взглядом и легкой, пока еще незначительной, болью. Взгляд скользнул по открытому горлу, кожа на котором обтянула кадык. Столь гладкое и беззащитное, что просто невозможно было удержаться и не прикусить этот хрящ, ощущая себя хищником, удушающим жертву. К счастью, Дэрил ответил раньше, чем Рик сорвался.
- Я не знаю, мастер. Простите, мастер. Я не знаю... Я...
- Тише, малыш, тише... - Рик отпустил нижнего и, встав перед ним, положил руки на его грудь, слегка растирая соски, скользил руками по животу, поднимаясь к шее. Согревал напряженное тело прикосновениями, ловил ритм дыхания, постепенно подчиняя его своим движениям. Вниз, к паху, и Дэрил выдыхал, вверх — грудь и живот наполнялись воздухом. Еще раз. И еще. Пока весь цикл не стал занимать десяти секунд. - Все, тише. Я не сержусь. Я только хочу, чтобы ты немного подумал и ответил правильно на мой вопрос. Ты же умный мальчик, Дэрил? Ты же справишься? Сделаешь это для меня?
Успокоившийся Дэрил шумно сглотнул и посмотрел на верхнего сквозь раму рук:
- Да, мастер.
- Вот и умница. А теперь подумай хорошенько и ответь мне, в чем была твоя ошибка сегодня?
Рик не торопил нижнего с ответом. Слишком хорошо он знал Дэрила и прекрасно осознавал, что излишнее давление может спровоцировать истерику, и тогда сессии придет конец. А этого сейчас хотелось меньше всего. Потому он продолжал оглаживать напряженные мышцы, неспешными движениями поддерживая и придавая уверенности.
- Я был не готов к сессии, мастер, - наконец подал голос Дэрил и замер, ожидая вердикта.
- Умница, малыш. Видишь, это было не так уж сложно. Но ты понимаешь, что не должен больше так ошибаться?
- Да, мастер.
- А чтобы ты лучше усвоил сегодняшний урок, ты выдержишь наказание до конца. Да?
- Да, мастер.
В общем-то, способ не был для Дэрила сюрпризом. Он сам озвучил его накануне, когда они обговаривали сценарий, и сам же привез все необходимое. Правда, немного смущал размер, а потому следовало уделить сегодня больше внимания подготовке.
Рик повернулся к столу и протянул руку к бело-синей тубе. Вместе с тем он не собирался оставлять Дэрила без контроля ни на секунду. И так как руки и глаза были заняты, то он воспользовался голосом, используя тот же тон, которым усмирял самых отъявленных головорезов:
- Каждый раз, когда ты входишь в игровую, ты должен быть полностью покорен моей воле. У тебя не должно быть ни сомнений, ни страхов, ни желаний. Здесь я — господин, и только я могу определять, что, когда и как ты будешь чувствовать, думать, желать. Тебе следует готовиться к этому заранее. А для этого нужно тренировать выдержку. Сегодня я помогу тебе, но дальше ты должен делать это сам. Ты понял меня?
С последними словами Рик обернулся, демонстрируя Дэрилу предметы, которыми будет производить наказание. Тщательно смазанными и влажно поблескивающими в полумраке комнаты.
- Да, мастер, - ответ был привычным, но нижний на секунду дольше положенного задержал дыхание и переступил с ноги на ногу, словно застоявшийся конь.
Впрочем, сегодня приказа не двигаться не было, а потому ужесточать приговор Рик не стал. Но запомнил на будущее, что следует укротить чрезмерную подвижность и несдержанность. Нижний должен быть тих и покорен, а не проявлять нетерпение, не получив на это отдельного разрешения. Впрочем, намекнуть удалось уже сейчас.
Рик вновь встал позади Дэрила, в этот раз придерживая его левой рукой за талию. Ведь он не хотел, чтобы его нижний повредил себе руки, неудачно дернувшись. А так контролировать его движения было проще. Тем более что пальцы правой руки уже скользили между напряженных ягодиц Дэрила, смазывая и подготавливая к следующему этапу.
- Я люблю, когда ты покорный. Ты должен слушаться меня и только меня. Потому что я никогда не причиню тебе вреда. Все, что я делаю, я делаю только для твоего блага, - продолжая нашептывать правильные установки нижнему на ушко, Рик ввел сразу два пальца. К счастью, Дэрил пришел не совсем уж неподготовленным, потому процесс растяжки доставлял чистое удовольствие. А Рик любил чистоту. - Я хочу, чтобы ты был столь же послушным, как и твоя задница, малыш. Ты чувствуешь, как мягко и сильно она сжимает мои пальцы? Как подстраивается под мои движения? Как будто отдельная часть тебя, наделенная собственной волей. Жадная, жаркая, а теперь еще и влажная.
Не удержавшись, Рик прижался к нижнему теснее, впитывая тепло его тела и делясь своим, и лизнул его плечо. Вкус был обычным, чуть солоноватым, но в то же время абсолютно бесподобным. Неповторимым. Вызывающим желание попробовать еще.
Теперь они стояли настолько близко, насколько это было возможно, что позволяло чувствовать друг друга полнее.
- Ты весь жаркий и влажный... И жадный, - Дэрил вздрагивал, когда в него вошло сразу три пальца, а через пару мгновений — четыре. Теперь единственным, что мешало Рику вставить всю ладонь, были костяшки. И оба знали, насколько это пугает нижнего. Каждый раз, едва он чувствовал как пальцы вновь начинают погружаться в него, его дыхание замирало. Но позже вырывалось облегченным вздохом, когда Рик останавливался и, огладив большим пальцем кожу, неспешно отстранялся.
Это походило на русские горки, когда подъем оказывался куда как страшнее спуска по вине собственной фантазии.
И как любой аттракцион, оно должно было закончиться.
- Думаю, ты готов, - Рик напоследок вновь лизнул так приглянувшееся ему сегодня плечо и принес от стола все необходимое. Лишь на мгновение зафиксировав в голове, что такое расположение стола в данном случае оказалось не очень удачным — следовало подумать об этом после всего. - Сейчас я вставлю тебе эту пробку и включу вибрацию. Не сильно. Всего лишь среднюю скорость. Твоя же задача очень проста, малыш. Ты должен просто удерживать ее внутри. Она сама поможет тебе, ты же знаешь. Знаешь?
- Да, мастер.
- Поэтому ты будешь просто удерживать ее. И не будешь делать что-либо еще без моего приказа. Ты не будешь кончать, пока я не скажу, не будешь стонать. Ты сосредоточишь все свое внимание на поставленной задаче. Ты понял меня, малыш?
- Да, мастер.
Рик знал, что именно подобного рода наказания даются Дэрилу сложнее всего. И наверняка нижний не сможет удержать стона — слишком часто он вынужден был молчать в жизни, а потому компенсировал это в игровой.
Пробка проскользнула довольно легко, и Рику лишь в последний момент пришлось приложить чуть больше усилий, чтобы протолкнуть самую широкую ее часть. Все же возможности тела нижнего расширились с момента их первой сессии, и пожалуй, пора было предъявлять более жесткие требования. Но не сегодня.
Рик проверил, что пробка хорошо держится. Немного подвигал ее, ставя в более удобное положение, и нажал кнопку на пульте.
На ближайшие десять минут ему придется отойти в сторону, позволяя Дэрилу вариться в собственных ощущениях, не отвлекаясь ни на что. Все же человеческие страхи и фантазии были куда как более серьезным наказанием, нежели любое физическое воздействие. Главное — не мешать. Ни прикосновением, ни словом, ни неуместным сейчас звуком.
В стотысячный раз за все время Рик порадовался качественной звукоизоляции игровой. Сейчас ничто не могло отвлечь Дэрила, и чувства его от этого становились глубже, ярче. Конечно, совсем идеально было бы завязать нижнему глаза, чтобы он не отвлекался даже на игру света и тени вокруг, но последняя попытка игры в дезориентацию была слишком провальной. А сегодняшнюю сессию не хотелось портить.
Поэтому Рик просто отошел к стене и смотрел.
Как двигаются пальцы Дэрила, стискивая петли наручей, как он перебирает ногами и напрягает бедра, пытаясь то ли усилить, то ли наоборот избежать ощущений от пробки. Как стекает капля пота по выгнувшейся спине. Легко было представить, что происходит внутри, в самом сердце нижнего. Как он бессильно барахтается, пытаясь выбраться на поверхность, прорывая телом толщу уже сомкнувшейся над его головой воды. Но с каждой секундой погружается все глубже и глубже. И секрет состоит в том, что он не сможет всплыть, пока не коснется дна. А оно тем дальше, чем дольше длится его сопротивление. Чтобы вернуться к жизни, надо позволить себе утонуть.
На самом деле Дэрил знает, что делать. Но привыкнув бороться до конца в жизни, продолжает следовать этой нелепой тактике и во время сессий. А Рик вынужден позволять ему это.
И наслаждаться видом постепенно сдающегося нижнего.
Это всегда происходит в момент, словно срабатывает переключатель. Дэрил, вздрогнув в последний раз особенно сильно, вдруг расслабляется, повисает на руках и испускает хриплый стон. Пересохшие губы плохо ему повинуются, взгляд рассеян и пуст, а сердце грозит проломить грудину и вырваться наружу. С этого момента он начнет разговаривать. Не как Дэрил Диксон, а как нижний — стонами, хрипами, мольбами. Именно теперь можно считать подготовку оконченной и приступать к основной части. Но Рик выжидал, чуть увеличив скорость вибрации в пробке. Им обоим нужно достичь дна.
Какое-то время в игровой были слышны только издаваемые Дэрилом звуки и звон цепи. Словно его имел сам воздух. Обхватывая жаркими душными ладонями тело, проводил руками по груди, прессу, спускался к паху. Насаживал на себя с силой, как безвольную куклу, выбивая каждым толчком еще один стон. Зарывался пальцами в волосы, заставляя мотать головой из стороны в сторону, облизывал кожу так, что слюна стекала пахучими каплями вниз. И двигался, устанавливая свою власть, пода Дэрил наконец не начал жалобно всхлипывать.
- Пожалуйста... Мастер...
По его щекам потекли слезы, ему почти больно, но тело хочет еще. Нижний хочет еще.
Рик отошел от стены, когда Дэрил уже непрерывно бормотал «мастер, мастер, мастер». Словно ему не требовалось даже дышать. Но интонация изменилась когда он увидел своего верхнего, и мольба в голосе окрасилась нотками радости. А стоило прикоснуться к его груди, звук исчез совсем, лишь было заметно движение губ.
- Ты был хорошим мальчиком, малыш. И заслужил награду, - произнес Рик. Он старался контролировать свой голос, чтобы не срываться на крик, но донести до нижнего смысл. - Но тебе придется еще немного потерпеть. Всего чуть-чуть. Ведь мне пришлось долго ждать... Так долго...
Секунда на то, чтобы стянуть собственные штаны, еще две — обойти нижнего и прижаться к нему со спины. Целовать шею, плечи, спину, слизывая с кожи соленый пот. Скользить руками по его телу, повторяя движения прежнего невидимого любовника, но жестче, оставляя свои нестираемые следы — еще десять. Опуститься на колени, сжимая ладонями ягодицы — три. Заставить развести ноги шире и любоваться судорожно сжимающимися вокруг пробки мышцами — бесконечно.
Стоны Дэрила превратились в завывания, когда Рик принялся вылизывать его зад, будто пытаясь проникнуть языком под пробку. И возможно, это было слишком для одного усталого и измученного человека. Но слишком хорош был вкус и запах нижнего, слишком сладко он реагировал, чтобы заставить себя пропускать этот этап. Хотелось ласкать, слегка шевеля пробку, до самого конца, до момента, когда тело Дэрила не примет все целиком, выплеснувшись в итоге в пустоту. Стирать в порыве нелепой ревности следы контакта с любовником-воздухом, поглощать и затягивать в себя. Стать тем океаном, на дне которого сейчас барахтались оба.
Рик двигался все жестче, грубее, быстрее. Ровно до тех пор, пока не ощутил мелкую дрожь, поднимающуюся волной от ног нижнего.
Он быстро, но аккуратно вынул пробку, мимолетно огладив пальцами припухший анус. Потратил еще мгновение на то, чтобы смазать себя, и вошел уже сам. Заставив Дэрила взвизгнуть, словно попавшее в капкан животное.
- Ну что ж, - теперь не было нужны контролировать себя, и голос Рика был хриплым, дыхание тяжелым, а желания — грязными, - пришла пора и малышу получить свою награду.
Все, последовавшее далее, Рик уже видел в своих фантазиях.
Он позволил Дэрилу опереться на себя всем телом, прижимал его к себе, словно пытаясь вдавить сквозь кожу, мышцы и кости в самое сердце. Он кусался, рычал, двигался рывками, позабыв об осторожности. Но оргазм, неизменно маячивший где-то рядом, все не наступал. Не хватало самой малости. До боли хотелось войти до самого конца, шлепнув по ягодицам Дэрила. Однако мешала разница в высоте. В итоге только нижний получал удовольствие, заходясь уже криками и извиваясь в объятиях.
В слепом раздражении Рик опустил одну руку, проталкивая сразу два пальца рядом со своим членом, ощущая накрывшую Дэрила волну. Измученное томлением тело само нашло выход. Стоило лишь подняться на носки, вцепившись руками в ремни наручей, повиснуть, вздохнуть и наконец-то толкнуться максимально глубоко, насколько позволяла поза. Продираться через мелко дрожащие мышцы, таранить членом горячее нутро до тех пор, пока не перехватит дыхание и мир не затянется темной пеленой.

Дэрил недовольно потер саднящие запястья.
- Все-таки надо придумать что-то с этим. Я не могу все время носить рубашки с длинным рукавом.
Рик промолчал, убирая игрушки в огромный ящик у стены и проверяя напоследок, не осталось ли чего на виду. Сегодня сессия затянулась, сначала из-за настроя Дэрила, а после из-за нечеловеческой вымотанности обоих партнеров. Им пришлось потратить довольно времени для того, чтобы прийти в себя, обработать все найденные повреждения, убраться. Снаружи уже наверняка царила глубокая ночь. Время, когда над людьми властвовали страхи, легендарные чудовища, боги, герои и... Ниган.
Чертов ублюдок, сломавший их всех и установивший свои правила для каждого, кто попадал под сень его биты. Из-за него они стали такими, из-за него потеряли надежду и силы бороться до самого конца. Все, кроме Дэрила. И Рик готов был сделать что угодно, чтобы тот продолжал сражаться за них всех.
- Пойдем, я провожу тебя в камеру.
В эту часть здания никогда не заходили патрульные. Потому никто не мог видеть, как Дэрил, нежно поцеловав Рика напоследок, надел на него ошейник и заставил опуститься на четвереньки. Зато все и каждый смотрели на гордо вышагивающего по коридорам первого помощника Нигана в компании своего преданного пса.



 
запись создана: 25.03.2017 в 18:50

@темы: текст, мое, The Walking Dead, NC-17

URL
Комментарии
2017-04-07 в 02:18 

Wegener
Гурман похоти
Ох ты ж божемой
я прочла одним глотком, кажется, даже горло то ли сожгла, то ли обморозила...

Я все время чувствовала подвох, чувствовала, что за всем этим стоит что-то такое... вывороченное. Это невероятно. Когда читаешь один из любимых кинков и все так.. горячо и блин правильно! что захлебываешься от восторга, а потом в конце автор аккуратненько срезает с тебя кожу. Раз и ты орешь в голос.
У меня так было в конце последней серии Твин Пикса. В голос.

Особенно потрясающе, как ты прописала отношение к нижнему, всю степень ответственности... Вообще лично для меня - все всегда делается ради нижнего. Смысл в том, что все, что настоящий Верхний делает с нижним - только ради нижнего, ради его удовольствия, ради того, чтобы его расслабить, успокоить, дать ему необходимое. И это и есть самый большой кайф для Верхнего. И ты это шикарно прописала. То, как Рик внимательно следит за всеми оттенками эмоций, за тем. как Дэрил погружается на "дно" - идеально.

И да. Финал. Мозг вынесен напрочь.

Спасибо тебе, моя чудесная! :heart::heart::heart:

2017-04-10 в 16:23 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
Уолдо, очень круто:inlove: Я кажется даже дышать забыла, а финал совсем уж дух выбил:heart:

2017-04-10 в 22:20 

maria367032
Просто великолепно и мозговыносительно! И финал и смена ролей!!!

2017-04-10 в 23:09 

Sommeill
На книгах надо ставить имя настоящего автора, чтобы все знали, кто написал этот бред (с) Какая ты дура, мой ангел! (с)
Уолдо, ух ты! И такой неожиданный конец.:nea:
Спасибо за историю:heart::heart::heart:

2017-04-11 в 03:36 

Уолдо
Игра на фортепьяно привлекает тем, что не нужно таскать с собой саксофон ©
Wegener, :squeeze: все для тебя, дорогая)))

reda_79, maria367032, Sommeill, спасибо:inlove:

URL
     

Декальбы Уолдо

главная